Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru
Дед Митяй

Дед Митяй

banner

Декабрь с утра застелился туманом, предвещая скорую перемену погоды. Частые дожди обнажили легкий косогор балки и только одинокий вяз почти касался темной, тяжелой земли высохшими за лето ветками. Воробьи юрко топтались у старого ствола дерева, хохлились и оглядывались на приближающее стадо коров. С коровами, бывало, приходили окрестные собаки. Хотя собака не кот, не побежит. Малость облает для порядку и дальше погонит стадо.

Дед Митяй

Дед Митяй

Дед Митяй по привычке провожал коров до первого рва. Его коров в том стаде уже давно не было. К слову, и коровы то у него не было уже. Слаб стал. Но упорства не растерял. У рва постоит. Закурит самокрутку из табака, выбитого из обычных сигарет. Вздохнет. И повернет назад. В балке потопчется, раздумывая: к центру прогуляться или до хаты уйти. Чаще уходил. В центре нынче не интересно. Тоскливо малолюдно… От улицы в балку спустился парень. Поздоровался с дедом. Дед Митяй прищурился, надеясь на разговор.

«Кого мужиком звать будут, а кого так, за юбку подержаться…»

— Чьих будешь? Я то и отцов то ваших не припомню уже. А дедов и не осталось.
— Савкин я. Только я не из местных. Женился я на Самойловой да так и остался у вас.
— Чего же ты жену к себе не увез? Что это за мода, примаком устраиваться?
— Ну зачем так сразу? Жена не захотела отсюда уезжать.
— Вот. Дали бабе свободу, отсюда все беды. Баба, она должна за мужем идти. Нельзя ее дома оставлять. Гонор шибко просыпается.
— Да нет. Нормально живем.
— Небось, и теща с вами?
— Ну да.
— Эх… Видишь мост? Он нынче новый, с перилами, чтобы значит, не свалиться. А лет сорок назад стоял деревянный. Кровь не ём. Немало крови. Бились не на жизнь, а на смерть. Стенка на стенку ходили.
— А что делили то?
— Да ничего не делили. Место под солнцем отвоевывали. Кого мужиком звать будут, а кого так, за юбку подержаться.
— Дед, а разве так важно, что люди о тебе думают?
— А чой то не важно?
— Ну, я например, себе цену знаю. За себя постою, если надо.
— Эээ, трепло. Ты жену домой увезть не смог, где ты стоять будешь?
— Дед…
— Ты сынок, не обижайся на деда. А вот в тех драках своя правда была. Мужик закалялся. А нынче, в центр выйти тошно. Стоят у угла, пьют из пластмассы пойло какое то. Деньгу не чураются сшибать. А ведь все свои. Родимые. Дед Захар помер то годков двадцать уже. А его внук слоняется у магазинов. Черный от того пойла.. Да Захар удавился бы со сраму. Мы с Захаром вдвоем на химиков ходили. Тогда ПМК строили. Химиков навезли, солдат. Вот и ходили то, кулаки разминать. А нынче, идешь по селу и не угадаешь- где свой, где чужой.
— Ну это же хорошо. Зачем бояться кого то?
— Э, нее, порядок должен быть. Чужака надо прощупать, попробовать на зуб, понять, чего пытает в нашей стороне. Коль с добром- и мы, значит, милости пожалуй. Коли с худом- берегись. Понимаешь, сынок, отсюда мужик учится защищать свою Родину. С малого. Со двора своего. С плетня. С вяза того, что засох уже, лет пять как, а все силится, каждую весну выбрасывает чуток листьев, а летом гнобится. Но не умирает же. Так и деревня наша. Обмелела вся, усохла, но дышит полегоньку. Только вот станется, что защищать ее скоро будет некому.
— А мы, дед Митяй?
— Вы? Вы да, защитите.

Дед Митяй

Туман медленно рассеивался, открыв для скудного солнца отяжелевшую от влаги траву. Вдоль балки трусили назад собаки, попутно облаивая воробьев. Митяй стряхнул кепку, медленно поднялся с сырого бревна, свистнул собакам:

— Иди сынок, утомил я тебя.
— Бывай, дед. Живи здорово!
— На кой мне ляд здоровья то. Помереть бы, токма с Богом. Без Бога нельзя. Декабрь будет теплым.

Автор: Баира